https://risk.today/wordpress/wp-content/uploads/2021/05/Unix-way.png
SHARE
http://risk.today

Прочитал статью «Как Unix-way убивает десктопный Linux» и решил ответить. Сразу хочу заметить, что та статья тонет в технических деталях, в то время как здесь, вообще-то, про экономику речь. Вот поближе к экономике и надо разбираться в вопросе. А вопрос, на самом деле, простой — доля инсталляций Linux действительно занимает 2% и тенденции к росту не имеет, но не имеет и к падению, так что никто никого не убивает, тащемто. Реалистично ли вообще ставить цель на рынке десктопов забороть Windows или хотя бы откусить приличную долю? Почему бы автору не проанализировать уроки тех, кто пытался это сделать (OS/2 и BeOS, и это только навскидку)? И попутно выяснить, что такое вообще рынок десктопов по сути своей.

Итак, я утверждаю, что сама цель серьезно потеснить Windows может быть простительна для юноши бледного со взором горящим, но никак не для серьезного дядьки. Кроме, конечно, случая, когда этот серьезный дядька зачем-то косплеит юношу, как это сделал Марк Шаттловорт, основатель Ubuntu — он разместил в треккере ошибок ошибку №1 «Рыночная доля Ubuntu меньше 100%». Раструбив об этом в прессе и получив причитающееся паблисити, ошибку №1 со временем закрыли, хотя воз и ныне там — нормальный такой эффективно-менеджерский ход.

Итак, десктопы. Под ними нужно понимать не просто настольные компьютеры, а такие компьютеры, для которых архитектурные компоненты могут быть собраны от разных независимых производителей. И операционная система для них тоже теоретически может быть выбрана из кучи вариантов. Компы Apple под это определение, кстати, не попадают, там все закрыто и замкнуто на себя, хотя технически это настольный компьютер. Именно на такие компы можно накатить альтернативную ОС, ведь тут открытость, швабодка, либертэ-эгалитэ-фратэрнитэ. Откуда это счастье свалилось?

Когда Град на Холме за Большой Лужей решил, что хватит строить коптящие небо заводы и надо сосредоточиться на Высоких Технологиях, то сперва он делал эти самые высокотехнологичные компы «от и до». Кремниевая Долина, фирма IBM, ее менее удачливые конкуренты, вот это вот все. Потом откуда ни возьмись появился Билли Гейтс. Появился он (хотя это уже, конечно, конспирология) из того же самого рукава, из которого позже достали Илона нашего Маска или Цукерберга, например. И воплотить он должен был другую концепцию — Высокие Технологии не должны были отныне производить продукт в виде увесистого гробика, а сосредоточится в нескольких критически важных точках, которые ни в коем случае нельзя отдавать туземцам. А всё остальное — именно им, родимым. Потому что надо больше аутсорсинга, больше трансграничных финансовых операций и, самое главное, больше маржа. Низкомаржинальную хрень отдать на откуп папуасам каким-нибудь, пусть долбятся.

Точек решено было оставить две — процессор и код операционной системы. Так появился Wintel — дуэт из производителя процессоров архитектуры x86 Intel и Microsoft нашего шустрого Билли. Пересказывать дивную историю про то, как была провернута эта афера, смысла нет никакого, важно понимать следующие положения. Во-первых, всё остальное делали независимые производители оборудования (OEM), люто конкурируя между собой. А остальное — это материнские платы и со временем даже чипсеты, самые разнообразные внешние устройства, всякие там шасси, корпуса и прочее. Во-вторых, само понятие «десктоп», который тогда еще по старинке называли IBM-совместимым, означало компьютер, собранный из рассыпухи, которую в бесчисленном количестве вариаций наштамповали ребята, в основоном, из ЮВА. Чтобы любая операционная система работала на нем, необходимы были драйверы на все возможные устройства, причем их установка не должна была сильно плавить мозги пользователям. Понятно, что с развитием этой экосистемы реализовать такое для любого альтернативщика было решительно невозможно, если учесть один пикантный факт: OEM сами стояли в коленно-локтевой позе за Великое Право написать драйверы для Windows на свое жалкое устройство, и отстояв большую очередь, покорно платили за это самое право, а в ответ получали с барского плеча Билли наклейку Windows compatible, без которой это устройство продавалось крайне паршиво. Понятно, что в таких реалиях альтернативная операционная система именно для «десктопов», т.е. для компьютеров из той самой IBM-совместимой рассыпухи, никаких серьезных шансов не имеет — ты как папа Карло пишешь драйверы подо все на свете, причем зачастую не имея на руках спецификаций (их от тебя сознательно закрывали — дядя Билли так велел), а твой конкурент вообще их не пишет или пишет, как курица лапой, но при этом Windows — эталон, с ней совместимо все за счет труда самих OEM, а ты — в пролете, как обычно.

На мой взгляд, сама экономическая модель «десктопов», она же Wintel, имеет прямое отношение к теме сайта и колониальным налогам. Однако, на сегодняшний день модель себя исчерпала, не зря Билли Гейтс уже довольно давно свалил из Microsoft чтобы работать над новыми, более перспективными схемами такого рода. И вот исходя из этого, ответ на вопросы про Linux становится уже достаточно тривиальными. Почему Linux на дектопах не откусил значительной доли? Да в первую очередь потому, что появился позже. Экономическую архитектуру «десктопов» задумывали изначально под привилегированную операционную систему, к которой все OEM сами делают драйверы. Влезть и откусить значительный кусок рынка там можно было только в короткий начальный период, когда экосистема была еще мала и драйверов особо не требовалось. Во времена Windows — это было уже поздно, влазить надо было еще во времена DOS (напомню, было три конкурирующих варианта DOS, хотя и тут Билли всех потихоньку съел). Но это было невозможно, на том железе вообще не имела шансов система с Unix-архитектурой. Почему OEM сами не поддержали Linux и не сплотились вокруг него? Потому что так не бывает в жизни, тот кто верит в подобные сказки, обычно идет на площадь делать какой-нибудь очередной майдан в качестве массовки. В жизни конкурирующие между собой могут объединиться только «против», причем с деструктивной целью.

Linux по-настоящему и не был предназначен как замена Windows. Другое дело, что массы хомячков любят, когда им с трибуны выкрикивают такого рода лозунги, так почему бы их и не повыкрикивать? Вон, Шаттлворт выкрикивал их даже из космоса (он был оджнажды космотуристом). Linux отлично играет роль нишевой ОС на пресловутом десктопе, хотя сожрал практически все остальное вокруг — сервера, встроенные системы (там где не реал-тайм, и даже в реал-тайм его без мыла иногда пихают), смартфоны, сетевое оборудование, кластеры, автомотив (автомобильные ИС). Linux по количеству инсталляций — самое распространенное ядро ОС в мире, но именно на пресловутых десктопах эта доля просто жалкая и таковой останется до смерти этих самых десктопов, а Linux пойдет себе дальше. Лет 15 назад Linux именно на десктопе был игрушкой и его использование в серьезных ситуациях было практически не оправдано (хотя на серверах он имел смысл уже тогда). Сейчас он отлично подходит для организаций, нетребовательных к софту (офис и 1С — что еще надо, чтобы встретить старость) плюс для разработчика софта он зачастую уже лучше, чем Windows. Поэтому его рыночная ниша жестко ограничивается сверху количеством таких пользователей.

Вообще, смехотворно рассматривать рыночную долю Linux в качестве некоего показателя прогресса или, наоборот, стагнации. Стагнация доли имеет место быть по уже названной причине — Linux всегда будет только №2 в экосистеме, которую искусственно заточили под фиксированный №1. Все, кто пробовали эту экосистему отжать на коммерческих началах — ушли ни с чем. И тут пришли любители открытого кода и отжали (в силу практической бесплатности этого кода) практически все вокруг, но экосистема десктопов ожидаемо устояла. Поэтому, чтобы видеть динамику этих процессов, надо как раз не рыночную долю анализировать, а смотреть, например, на отношение тех же Microsoft к Linux. Конечно, речь не идет о всяких словесных перепалках, а о реальных технических решениях, которые сначала затрудняли альтернативщикам доступ, а потом пришло время «сотрудничества» уже при последнем CEO Microsoft. Эти последние шаги являются признанием того факта, что низкая интероперабельность с Linux на сегодняшний день — проблема, способная подкосить продажи. Так появились WSL (Windows Subsystem for Linux — возможность запускать Linux программы из-под винды), разрешение использовать код и патенты FAT32 (чтобы читать флешки и прочие устройства, отформатированные в винде) да и загрузчик с UEFI Microsoft любезно подписывает. Хотя сама постановка вопроса, что хотели жестко залочить загрузчик, предоставив возможность грузить только доверенные (подписанные электронным ключом) системы как бы немекает, какого градуса достигало кипение страстей. По сути, Microsoft прошел все 5 стадий принятия неизбежного — от гнева (когда все лочили, меняли форматы и прочая) до принятия (когда почти все открыли и сделали ряд реверансов). Вот только принятие касалось того факта, что Linux будет на серверах плюс пресловутые 2% таки будут гонять его на десктопе. Ну и напоследок приняли еще один неприятный фактик: слова «тогда мы переходим на Linux» — это толстый намек крупного заказчика на то, что надо либо сбрасывать цены, либо увеличивать откаты, что Microsoft, скрипя зубами, делает. А звучат эти слова все чаще, но ведь не всерьез же! Ядерные ракеты, между прочим, тоже существуют вовсе не для того, чтобы их реально запускать.

По сути, Linux интересен тем, что в силу особенностей грабительской схемы разделения труда получились компьютеры с дешевым (искусственно заниженным) железом, где деньги потребителя пылесосил Билли Гейтс своей операционкой. Плюс еще и AMD таки устоял в борьбе с Intel, агрессивно сбивая цены на камни. Импортозамещающая страна может воспользоваться этим дешевым железом, взяв бесплатную ОС. Производство софта не является высокой технологией, его можно элементарно наладить. В такой альтернативной экосистеме доля Linux будет 100% и какая нафиг разница, сколько он занимает в изначальной экосистеме десктопов?

Теперь про Unix-way и другие технические вещи. Начать надо хотя бы с того, что прав старик Столлман — нужно использовать термин GNU/Linux, чтобы разделять системы, которые только берут Linux-ядро от тех систем, которые берут еще и дополнительные компоненты, реализующие стандарт POSIX (GNU или какие-то еще). Рассмотрим, например, Chrome OS — это вполне себе GNU/Linux. Android — нет, это Bionic/Linux по данной классификации. Но большого значения это не имеет, потому что в наше время графическая оболочка для пользователя куда более значима, чем то, что под капотом. А по сложности она уделывает все эти POSIX-обвязки многократно. Что голый Linux, что GNU/Linux — это подкапотные компоненты, без графики, так что по хорошему надо еще третий компонент вводить, про графическую оболочку. Посмотрим на коммерчески успешные операционки, такие как Chrome OS (откусила очень приличную долю в образовательном секторе) и Android — они что, недостатки, описанные в статье устранили, чтобы пробиться? Нет, они просто не лезли туда, куда пролезть невозможно (на десктопы), во-первых, а во-вторых, сделали нормальную графическую оболочку вместо X11. Последняя тоже имеет перспективу выйти в люди (проект Wayland), но происходит это черепашьими темпами, причем на ходу ломается обратная совместимость. Вот это реальная проблема, пожалуй, если уж обсуждать технические детали.

Источник

SHARE
http://risk.today

Добавить комментарий