https://risk.today/wordpress/wp-content/uploads/2018/03/poezdd.png
SHARE
http://risk.today

Приложение 1.

Как возникает «аппетит к риску», или что науке достоверно известно о человеческом факторе.

«Обычно мы считаем, что управляем нашей жизнью, словно автомобилем, сидим за рулем в кресле водителя и контролируем решения, которые мы принимаем, и направление, в котором движемся… но, увы, это лишь желаемое, но не действительное положение вещей…».

Дэн Ариели. «Предсказуемо иррациональный».

Что касается пресловутого «человеческого фактора», то единственное, что достоверно установила наука на сегодняшний день, это то, что царство внутреннего мира человека действительно живет, а не функционирует по рациональным законам механики.

Поскольку базовые человеческие пороки, являясь универсальной особенностью человеческого вида, находятся на подсознательном уровне, потому они плохо поддаются рациональному анализу и сознательному управлению.

«Наука также доказала, что границы рациональности определяются эмоциями, и люди, как правило, испытывают большие проблемы с самоконтролем. Они весьма пристрастны в своих взглядах на мир, и окружение оказывает на них огромное влияние. Кроме того, люди склонны к групповому мышлению. И самое главное, люди редко принимают в расчет будущее. Сегодняшнее преуспеяние, желание получить моментальное вознаграждение, заслоняет от нас вид грядущего» (Дэвид Брукс. «Общественное животное»).

В этом кроется основная причина того, что в современном обществе тяжело работать с людьми, объясняя необходимость формирования общей культуры безопасности жизнедеятельности, и вообще сложно «продвигать» по-настоящему серьезные темы.

Как же в нынешнее стремительное время люди справляются с непрерывным риском? По-разному. Вот лишь несколько примеров и форм того, как современный человек борется с повсеместно окружающим его риском.

Защита от риска через отрицание.

«У человека есть примитивный защитный механизм, который отвергает всякую реальность, подвергающую его мозг чересчур сильному стрессу. Это называется отрицание. Отрицание – важнейший элемент механизма человеческой адаптации. Без него мы бы каждый день просыпались бы в ужасе от того, что нам грозит смерть в самых разнообразных формах. Однако наше сознание блокирует эти экзистенциальные страхи, заставляя нас сосредоточиться на тех проблемах, которые мы можем решить – скажем, вовремя прийти на работу или заплатить налоги. А если у нас все же появляются эти более расплывчатые экзистенциальные страхи, мы очень быстро избавляемся от них, снова фокусируя свое внимание на простых задачах и будничных хлопотах…

Недавнее интернет-исследование показало, что даже пользователи Сети с достаточно высоким интеллектом, наткнувшиеся в новостях на угнетающую статью о таянии арктических льдов или вымирании видов животных, быстро уходят с этой страницы, переключаясь на что-нибудь пустячное и таким образом очищая свое сознание от страха; чаще всего такими транквилизаторами служат спортивные обзоры, забавные видеозаписи с кошками и светские сплетни» (Дэн Браун. «Инферно»).

Защита от риска через детерминизм.

«Мы можем рассматривать настоящее состояние Вселенной как следствие его прошлого и причину его будущего. Разум, которому в каждый определённый момент времени были бы известны все силы, приводящие природу в движение, и положение всех тел, из которых она состоит, будь он также достаточно обширен, чтобы подвергнуть эти данные анализу, смог бы объять единым законом движение величайших тел Вселенной и мельчайшего атома; для такого разума ничего не было бы неясного и будущее существовало бы в его глазах точно так же, как прошлое».

Демон Лапласа.

Теперь мы ответим на вопрос: почему в книге об управлении рисками нет ни одной формулы? Просто потому, что не все в мире возможно просчитать. Практика управления крупными технологическими объектами показывает, что чистый интеллект, вооруженный таким же безупречно чистым математическим аппаратом, полезен лишь для решения четко очерченных и хорошо сформулированных задач.

Ученый и писатель Джона Лерер отметил, что один из величайших соблазнов современной науки – попытка представить дело так, будто все явления природы, людей и общества подобны «часам», которые возможно исследовать с помощью механических инструментов, математического аппарата и выверенной техники. А исследовав, раз и навсегда положить их в мировую «копилку знаний» и на этом успокоиться.

Ткань ежесекундно формирующегося реального жизненного пространства не работает по «жёстким» законам «часового механизма», ибо наполнена бесконечным потоком бесконечного количества бесконечно разнообразной информации, которую в свое время Карл Поппер весьма ярко охарактеризовал «облаками». Облака не имеют «жестко» детерминированного и упорядоченного строения, поскольку каждое облако, как и каждое прожитое мгновение жизни отдельно взятого человека, абсолютно уникально. Облака трудно моделировать и обрабатывать с помощью цифр, поскольку они непрерывно изменяются, однако их можно отражать и характеризовать с помощью слов, образов и ассоциаций.

Упомянутый нами ранее социолог Чарльз Перроу определил, что: во-первых, аварии в сложных технологических системах неизбежны и непредсказуемы, а их вероятность невозможно  просчитать,  так  как  она  всегда существует в силу нелинейного сочетания элементов; во-вторых, количественная  оценка  риска просто игнорирует сложные взаимодействия  между  компонентами системы, которые и выступают причиной  многочисленных  и  неизбежных системных сбоев.

Впрочем, сами по себе цифры никогда не приводят к катастрофам. Это, в свою очередь, тоже всего лишь абстрактные принятия и формы, которыми мы привыкли оперировать, но которых не существует в природе и Вселенной, то есть в реальном мире. А к катастрофам в реальном мире нас приводит целый ряд социальных, культурных, образных, ассоциативных, абстрактных, психологических, антропогенных категорий, которые реально и объективно существуют, но которые пока, к сожалению, никак не удаётся ни вычленить, ни рассчитать, ни оформить в математических моделях. Именно поэтому, даже при наличии самых быстродействующих процессоров и самых мощных суперкомпьютеров, невозможно все риски заранее просчитать.

Однако вполне возможно научиться на них адекватно и эффективно реагировать. Ведь, как показывает практика, большая беда не приходит внезапно. Как правило, ей предшествуют определенные исходные события, если хотите, идентичные инциденты малого масштаба, которые могли бы стать именно теми предупреждениями, которые бы позволили благополучно избежать большинства перечисленных в данной книге трагических событий. Ведь именно отсутствие своевременной «работы над ошибками» и приводит к неизбежному масштабированию современных техногенных катастроф.

И если мы перестанем «прятаться» за математическими моделями и цифрами и начнем учитывать в наших расчетах хотя бы часть вышеперечисленных реальных причин, то точность наших прогнозов, равно как и возможность избежать неблагоприятных событий, неизбежно возрастет.

Защита от риска через компенсацию риска.

«Я принял меры, я в безопасности, я защищён, мне не страшно…». Мы часто слышим эти слова в повседневной жизни. Согласно элементарной логике, действительно, преждевременно распознав и устранив риск, можно повысить в целом надежность системы. Идея убедительная. Однако, в одном месте подстелив подстилку, в другом месте люди устанавливают себе грабли. Данная идея, аргументировано изложенная канадским психологом Джеральдом Уайльдом в его книге «Целевой риск» (Target Risk), известная как «теория компенсации риска», утверждает, что люди склонны компенсировать невысокий риск в одной сфере деятельности высоким риском в другой.

Например, почему на специально размеченных переходах погибает больше пешеходов, чем на неразмеченных? Потому что они компенсируют «безопасные» условия перехода личной неосмотрительностью и неосторожностью.

Или почему появление специальных крышек с защитой от детей на флаконах с лекарствами повлекло за собой резкое увеличение числа смертельных детских отравлений? Покупая новые безопасные крышки, взрослые стали намного беспечнее и чаще оставляли лекарства в доступных для детей местах.

Возьмем, к примеру, результаты известного эксперимента, проведенного недавно в Германии. Часть такси в Мюнхене была оборудована антиблокировочной тормозной системой (АБС), оставшиеся машины таксопарка оставили без инновационных изменений. На протяжении трех лет за обеими группами машин, которые в остальном были абсолютно одинаковы, велось скрытое наблюдение. Можно было бы предположить, что улучшенная тормозная система поможет сделать вождение более безопасным. Однако ABC не только не помогла снизить количество аварий. Как раз наоборот, водители машин, оснащенных АВС, то есть дополнительным и весьма эффективным в теории элементом безопасности, стали ездить быстрее, агрессивнее, чаще нарушать правила. В общем, сделали со своей стороны все возможное, чтобы свести на «нет» имевшееся в их распоряжении технологическое преимущество.

Однако справедливости ради следует отметить, что компенсация риска действует и в обратном направлении. В конце 1960-х годов Швеция перешла от левостороннего движения к правостороннему. Однако этот переход, вопреки прогнозам, не сопровождался повальным увеличением числа аварий. Люди компенсировали непривычность новых правил движения большей аккуратностью вождения. За 12 месяцев число дорожно-транспортных происшествий сократилось па 17%, а потом постепенно вернулось к прежним показателям. Как полушутя-полусерьезно заметил в своём исследовании все тот же Джеральд Уайльд, странам, которые всерьез заинтересованы в безопасности на дорогах, рекомендуется регулярно переводить движение с одной стороны на другую.

Защита от риска через «аппетит к риску».

Человеческий мозг – «механизм» весьма самоуверенный, в большинстве случаев склонный к завышенной субъективной самооценке. Самоуверенность сознания проявляется во множестве разнообразных форм. Например, люди переоценивают свою способность понимать себя. Люди также склонны переоценивать свои знания.

К нашему счастью, можно заранее вычислить людей, которые с высокой вероятностью предпочитают не соблюдать общественные правила, в том числе и элементарные правила техники безопасности жизнедеятельности. Так, психологи определили, что для некоторых людей соблюдение общественных правил становится пыткой сродни детскому «сопротивлению» воле взрослых. Так, согласно недавнему масштабному исследованию EVOLV, работники, которые относят себя к числу законопослушных и заявляют, что они любят соблюдать правила, на деле нарушают их на 67% чаще, чем их более скромные и, следовательно, более честные коллеги.

Кроме того, ученые утверждают, что следует опасаться людей, которые считают себя «высокими профессионалами» и утверждают, что у них «все под контролем». Согласно проведенным исследованиям, 90% водителей в США думают, что обладают навыками вождения выше среднего уровня. 90% предпринимателей уверены, что их новый бизнес окажется успешным. 94% университетских преподавателей считают себя одаренными педагогами, а 98% студентов, проходящих тест на сообразительность, убеждены, что обладают средними или выше среднего способностями к лидерству (согласно статистике, к предпринимательству, как и к лидерству, на самом деле имеют предрасположенность не более 3-5% живущих ныне людей (Дэвид Брукс. «Общственное животное»)).

Но, что особенно важно, в общем уровень самоуверенности индивида слабо коррелирует с уровнем его реальной компетентности. Многочисленные научные данные позволяют утверждать, что некомпетентные сотрудники проявляют больше уверенности в своих способностях, чем их более квалифицированные коллеги. При этом многие некомпетентные люди искренне отрицают свою очевидную некомпетентность. Особенно склонны к переоценке своих способностей вечно серьёзные люди с плохим чувством юмора. Поэтому опасайтесь специалистов, говорящих, что у них все под контролем.

Также не является секретом ответ на вопрос: почему люди, осознавая тяжесть возможных последствий, всё равно идут на риск.Ответ прост. Людей «опьяняет» везение. Самоуверенность, порожденная успехом – главный эмоциональный источник «аппетита» к риску.

Например, психолог из Массачусетского университета Эндрю Ло показал, что если биржевому игроку везет в течение нескольких дней, то в его мозгу повышается содержание дофамина, что прибавляет игроку самоуверенности. Ему начинает казаться, что он добился успеха лишь благодаря собственной проницательности. Однако, согласно многолетним исследованиям с Уолл-Стрит, несмотря на то, что наиболее психологически уверенные в себе трейдеры заключали наибольшее количество сделок, их прибыль была существенно ниже рынка.

В целом, сиюминутный успех значительно снижает способность любого человека к рациональному суждению и, как следствие, приводит к недооценке возможного риска.

Защита от риска через «денежные вливания»

Если бы все на самом деле было так просто, но…проблему промышленной безопасности, увы, невозможно решить простыми «денежными вливаниями». К сожалению, многие современные модели воспитания менеджеров, управленцев и мастеров делового администрирования основаны на весьма упрощенном понимании социологической модели человеческого поведения, основанной преимущественно на материальной стимуляции. Однако международная практика корпоративного управления наглядно доказала, что проблему рисков «человеческого» фактора пока ещё нигде не удалось решить простым повышением бонусов и зарплат.

Основатель современной экономики Адам Смит считал, что «человеческими существами движут в первую очередь нравственные побуждения и желания заслужить восхищение и уважение окружающих». Может, стоит в этом направлении поработать? Ведь нам сегодня как никогда нужен более безопасный мир.

SHARE
http://risk.today

Добавить комментарий