https://risk.today/wordpress/wp-content/uploads/2018/03/poezdd.png
SHARE
http://risk.today
Восточно-Уральский государственный заповедник . Фото: Ecodefense /Heinrich Boell Stiftung Russia / Slapovskaya / Nikulin.

«Кыштымская авария» – первая в СССР крупная радиационная чрезвычайная ситуация техногенного характера, возникшая на химкомбинате «Маяк», расположенном в закрытом городе «Челябинск-40» (с 1954 года город называется Озёрск (Поскольку название «Озерск» в советское время употреблялось только в секретной переписке, авария и получила название «Кыштымской» по ближайшему к Озёрску городу Кыштым, который был обозначен на картах)).

ХРОНИКА ПРОИСШЕСТВИЯ

29 сентября 1957 года из-за выхода из строя системы охлаждения произошёл взрыв в ёмкости, где содержалось около 80 м³ высокорадиоактивных ядерных отходов. Взрыв мощностью около ста тонн в тротиловом эквиваленте полностью разрушил ёмкость объёмом 300 кубических метров из нержавеющей стали, находившуюся в бетонном каньоне на глубине 8,2 м, сорвал и отбросил на 25 м бетонную плиту перекрытия каньона толщиной 1 метр и весом в 160 тонн, а в радиусе до 1 км в зданиях ударной волной выбило стёкла. Непосредственно от взрыва никто не погиб. Однако в воздух было выброшено около 20 миллионов кюри радиоактивных веществ, содержавшихся в разрушенной ёмкости в виде аэрозолей, газов и механических взвесей (для сравнения: во время Чернобыльской аварии было выброшено до 14·1018 Бк, что составляет примерно 380 миллионов кюри, то есть примерно в 19 раз больше). Часть радиоактивных веществ были подняты взрывом на высоту 1-2 км и образовали облако, состоящее из жидких и твёрдых аэрозолей. В течение 10-11 часов радиоактивные вещества выпали на протяжении 300-350 км в северо-восточном направлении от места взрыва по направлению ветра ( Тrabalka J. R., Eyman L. D., Auerbach S. I.Analysis of the 1957—1958 Soviet nuclear accident. / Science. — 18.07.1980.).

В зоне радиационного загрязнения оказалась территория нескольких предприятий комбината «Маяк», военный городок, пожарная часть, колония заключённых и далее территория площадью 23 000 км² с населением 270 000 человек в 217 населённых пунктах трёх областей: Челябинской, Свердловской и Тюменской. Сам Челябинск-40 не пострадал. 90 % радиационных загрязнений выпали на территории химкомбината «Маяк», а остальная часть рассеялась дальше.

В ходе ликвидации последствий аварии 23 деревни из наиболее загрязнённых районов с населением от 10 до 12 тысяч человек были отселены, а строения, имущество и скот уничтожены. Для предотвращения разноса радиации в 1959 году решением правительства была образована санитарно-защитная зона на наиболее загрязнённой части радиоактивного следа, где всякая хозяйственная деятельность была запрещена, а с 1968 года на этой территории образован Восточно-Уральский государственный заповедник. Сейчас зона заражения именуетсяВосточно-Уральским радиоактивным следом (ВУРС) ( Medvedev Zh. A. Nuclear Disaster In The Urals. — TBS The Book Service Ltd, 1979. — ISBN 0-207-95896-3 / 0-207-95896-3.).

Карта-схема: Восточно-Уральский радиоактивный след (ВУРС), образовавшийся в результате Кыштымской аварии. Автор: Jan Rieke, maps-for-free.com.

В результате аварии облучение населения, проживающего на территории Восточноуральского следа, было как внешним, так и внутренним: 2280 человек за 250 дней проживания получили дозу около 17 сЗв, а 7300 человек за 330-770 дней проживания – около 6 сЗв. От радиационного облучения только в течение первых 10 дней погибли около 200 человек, общее число пострадавших оценивается в 250 тысяч человек. ( И.Н. Бекман. Аварии на предприятиях ядерного топливного цикла. Лекция 31.)

НПО «Маяк» – полувековая история радиационных катастроф

Когда в начале 90-х годов, наконец, были рассекречены все данные, касающиеся инцидентов с участием объектов отечественной ядерной энергетики, выяснилось, что Южный Урал – это уникальный в масштабах всей планеты регион, где за относительно короткое время (полвека) произошла серия радиационных катастроф, связанных с работой первого в стране промышленного комплекса по производству плутония – НПО «Маяк».

НПО «Маяк» – предприятие, входящее в состав ГК «Росатом», ведет свою печальную историю с 1945 г. Является одним из крупнейших российских центров по переработке радиоактивных материалов: обслуживает Кольскую, Нововоронежскую и Белоярскую атомные станции. С 1948 года производит оружейный плутоний, а также перерабатывает ядерное топливо с атомных подводных лодок и атомного ледокольного флота.

Всего c 1953 по 2013 годы на Объединении официально было зарегистрировано более 30 крупных инцидентов, связанных с повышением радиационного фона, человеческими жертвами, и заражением территории.

Например, в результате сброса радиоактивных отходов с 1949 по 1956 годы были облучены 124 тысячи человек по рекам Теча, Исеть, Тобол – вплоть до Ледовитого океана. Были поражены Челябинская и Курганская области. Отселение людей шло очень плохо, в течение шести лет отселили примерно шесть тысяч человек. Результаты выборочной диагностики на тот момент показывали 935 случаев хронического лучевого заболевания; подлинная же цифра неизвестна. Схожая история повторилась спустя полвека…

Герб закрытого города Озёрск.
Граница закрытого города Озёрск. С 1948 г. За колючей проволокой. Фото:Ecodefense/HeinrichBoellStiftungRussia/Slapovskaya/Nikulin.

Так, в ходе проверки в 2005 году прокуратура установила факт нарушения правил обращения с экологически опасными отходами производства в период 2001-2004 годов, что привело к сбросу в бассейн реки Теча нескольких десятков миллионов кубометров жидких радиоактивных отходов производства ПО «Маяк». По словам замначальника отдела Генпрокуратуры РФ в Уральском федеральном округе Андрея Потапова, «установлено, что заводская плотина, которая давно нуждается в реконструкции, пропускает в водоем жидкие радиоактивные отходы, что создает серьёзную угрозу для окружающей среды не только в Челябинской области, но и в соседних регионах». По данным прокуратуры, из-за деятельности комбината «Маяк» в пойме реки Теча за эти четыре года уровень радионуклидов вырос в несколько раз. Как показала экспертиза, территория заражения составила 200 километров. В опасной зоне проживают около 12 тыс. человек. При этом следователи заявляли, что на них оказывается давление в связи с расследованием. Генеральному директору ПО «Маяк» Виталию Садовникову было предъявлено обвинение по статье 246 УК РФ «Нарушение правил охраны окружающей среды при производстве работ» и частям 1 и 2 статьи 247 УК РФ «Нарушение правил обращения экологически опасных веществ и отходов». Однако в 2006 году уголовное дело в отношении Садовникова было прекращено в связи с амнистией к 100-летию Госдумы.

«Кто знает, какая сила нужна, чтобы разрушить это?»

Очередная, не первая, и отнюдь не последняя, авария на НПО «Маяк» 1957 года, именуемая также «Кыштымской трагедией», вошла в историю планеты как третья по масштабам катастрофа Объекта ядерной энергетики после Чернобыльской аварии и Аварии на АЭС «Фукусима-1» (6 баллов из 7 возможных по шкале INES).

Как всегда в таких случаях, существует множество версий трагедии, однако, согласно официальной версии Госкомиссии, причина взрыва описывается так:

«Нарушение системы охлаждения вследствие коррозии и выхода из строя средств контроля в одной из ёмкостей хранилища радиоактивных отходов, объёмом 300 кубических метров, обусловило саморазогрев хранившихся там 70-80 тонн высокоактивных отходов преимущественно в форме нитратно-ацетатных соединений. Испарение воды, осушение остатка и разогрев его до температуры 330-350 градусов привели 29 сентября 1957 года в 16 часов по местному времени к взрыву содержимого ёмкости. Мощность взрыва оценивается в 70-100 тонн тринитротолуола».

Работы по строительству ёмкостей выполнялись под руководством главного механика Аркадия Александровича Казутова (1914-1994), главным инженером строительства «Маяка» в то время был В. А. Сапрыкин. Сами ёмкости представляли собой цилиндр из нержавеющей стали в бетонной рубашке.

Механизм создания этого хранилища был следующий: выкапывался котлован диаметром около 18-20 метров и глубиной 10-12 метров. На дне и стенах этого котлована часто закрепляется арматура, которая заливается бетоном; в результате толщина стен получается примерно один метр. После этого внутри на сварке отдельными царгами из нержавеющей стали собирается сама ёмкость для отходов. Поверх строится купол на радиальных металлических фермах, которые в центре крепятся к металлическому цилиндру диаметром до полутора метров. Над этими фермами бетоном высших марок заливается крышка толщиной около метра и массой около 160 тонн. Поверх сооружения насыпается слой земли толщиной в два метра, поверх этого для маскировки укладывается зелёный дёрн.

В прочности этой конструкции на момент строительства не было никаких сомнений, что показывает диалог Казутова и В. А. Сапрыкина на строительстве хранилищ отработанного топлива.Диалог приводится по воспоминаниям А.А. Казутова, соответственно «я» – А.А. Казутов, «он» – В.А. Сапрыкин: «Помню встречу, когда главный инженер Василий Сапрыкин приехал осмотреть хранилище. Это было днём, сильно грело солнце. Он спросил меня, улыбаясь: – А не завалится под собственным весом? Я, шутя, ответил: – «Можете ещё догрузить паровозом с загруженным тендером». Василий Андреевич над шуткой посмеялся, а потом задумчиво и, как мне показалось, с лёгкой тревогой произнёс: – «Кто знает, какая сила нужна, чтобы разрушить это?» ( Виктор Рискин. Стройку штурмовали фронтовики // Челябинский рабочий: газета. — Челябинск, 2003.).

Другая версия гласит, что в бак-испаритель с горячим раствором нитрата плутония по ошибке добавили раствор оксалата плутония. При окислении оксалата нитратом выделилось большое количество энергии, что привело к перегреву и взрыву емкости, содержащей радиоактивную смесь.

К сожалению, в настоящее достоверно подтвердить или опровергнуть данную версию не представляется возможным. Однако, поиск изначальной причины взрыва – далеко не самое важное в данной истории…

Сокрытие масштабов инцидента

После взрыва, 29 сентября 1957 года, поднялся столб дыма и пыли высотой до километра, который мерцал оранжево-красным светом. Это создавало иллюзию северного сияния. 6 октября 1957 года в газете Челябинска появилась следующая заметка: «В прошлое воскресенье вечером… многие челябинцы наблюдали особое свечение звёздного неба. Это довольно редкое в наших широтах свечение имело все признаки полярного сияния. Интенсивное красное, временами переходящее в слабо-розовое и светло-голубое свечение вначале охватывало значительную часть юго-западной и северо-восточной поверхности небосклона. Около 11 часов его можно было наблюдать в северо-западном направлении… На фоне неба появлялись сравнительно большие окрашенные области и временами спокойные полосы, имевшие на последней стадии сияния меридиональное направление. Изучение природы полярных сияний, начатое ещё Ломоносовым, продолжается и в наши дни. В современной науке нашла подтверждение основная мысль Ломоносова, что полярное сияние возникает в верхних слоях атмосферы в результате электрических разрядов». Публикация заканчивалась так: «Полярные сияния… можно будет наблюдать и в дальнейшем на широтах Южного Урала».

Сегодня нам понятны не только истинные причины «полярных сияний» на Южном Урале, но также известны те катастрофические последствия, к которым они привели.

Последствия

В течение длительного времени в Советском Союзе об этой крупной аварии ничего не сообщалось. Сведения скрывались официальными властями от населения страны и от жителей Уральского региона, оказавшегося в зоне радиоактивного загрязнения. Однако скрыть полностью аварию 1957 года оказалось невозможно, прежде всего из-за большой площади загрязнения радиоактивными веществами и вовлечения в сферу послеаварийных работ значительного числа людей, многие из которых разъехались потом по всей стране.

Социально-экологические последствия аварии оказались очень серьёзными. Тысячи людей были вынуждены покинуть места своего проживания, многие другие остались жить на загрязнённой радионуклидами территории в условиях долговременного ограничения хозяйственной деятельности. Положение значительно осложнялось тем, что в результате аварии радиоактивному загрязнению подверглись водоёмы, пастбища, леса и пашни.

Памятник ликвидаторам аварии Кыштым 57.
Коровы пасутся вдоль реки теча. Фото: Ecodefense/Heinrich Boell Stiftung Russia/Slapovskaya/Nikulina

В 1958-1959 годах в населённых пунктах, подвергшихся радиационному загрязнению, специальные механизированные отряды произвели ликвидацию и захоронение строений, продовольствия, фуража и имущества жителей. После аварии на всей территории ВУРСа ввели временный запрет на хозяйственное использование территории.

Однако, в Челябинской области до сих пор есть неотселённые деревни, где коровы дают радиоактивное молоко. Село Муслюмово (жители которого живут в зоне радиоактивного заражения), город Карабаш (город в Челябинской области, считавшийся некоторое время назад самым загрязненным на планете), и т.д. – это не просто наше трагическое прошлое, это города, где живут люди.

Реакция Запада.

За рубежом факт аварии 1957 года на Урале стал известен скоро. Впервые об аварии в СССР сообщила копенгагенская газета «Берлингске Туденде» 13 апреля 1958 года. Но это сообщение оказалось неточным. В нём утверждалось, что произошла какая-то авария во время советских ядерных испытаний в марте 1958 года. Природа аварии не была известной, но она, как сообщалось в этой газете, вызвала радиоактивные выпадения в СССР и близлежащих государствах. Несколько позже в докладе Национальной лаборатории США, расположенной в Лос-Аламосе, появилось предположение, что в Советском Союзе якобы произошёл ядерный взрыв во время больших военных учений.

Спустя 20 лет в 1976 году учёный-биолог Жорес Медведев сделал первое краткое сообщение об аварии на Урале в английском журнале «Нью-Сайентист», вызвавшее на Западе большой резонанс. В 1979 году Медведев издал в США книгу под названием «Ядерная катастрофа на Урале», в которой приводились некоторые подлинные факты, касающиеся аварии 1957 года.

Последовавший затем запрос активистов антиядерной организации «Critical Mass Energy Project» показал, что ЦРУ знало об инциденте до публикации, но умолчало о нём, что, по словам основателя «Critical Mass» Ральфа Нейдера, было вызвано желанием предотвратить неблагоприятные последствия для американской атомной индустрии.

Тем самым они заложили себе «мину замедленного действия» под «Три Майл Айленд». Об инциденте на АЭС «Три Майл Айленд» в Пенсильвании мы подробно остановимся в следующей главе.

Всего на НПО «Маяк» за время его функционирования было зарегистрировано более 30 инцидентов, сопровождавшихся выбросами радиации и человеческими жертвами. Некоторые из них были определены как аварии Третьего уровня по шкале INEC ( Об этом подробнее изложено в Главе 7.). В 2005 году в ходе проверки прокуратура установила факт нарушения правил обращения с экологически опасными отходами производства в период 2001-2004 годов, что привело к сбросу в бассейн реки Теча нескольких десятков миллионов кубометров жидких радиоактивных отходов производства ПО «Маяк».

А тем временем НПО «Маяк» продолжает работать. И бесконечная «работа над ошибками» тоже продолжается…

Фото: НПО «Маяк». Вид на строящееся хранилище контейнеров с радиоактивными материалами с юго-запада. 2011 г. Автор: CarlAnderson, USArmyCorpsofEngineers.
SHARE
http://risk.today

Добавить комментарий