https://risk.today/wordpress/wp-content/uploads/2019/03/boeing-737-max.jpg
SHARE
http://risk.today

Характер полета Boeing 737 MAX 8 «Эфиопских авиалиний» был похож на поведение индонезийского лайнера перед крушением. Самолет часто менял высоту и скорость. «Данные из сети Flightradar24 ADS-B показывают, что вертикальная скорость была нестабильной после взлета», — сообщила шведская организация по отслеживанию рейсов в своем твиттере. Рейс покинул аэропорт Боле в Аддис-Абебе в 8.38 утра по местному времени, а через несколько минут в 8.44 утра потерял связь с диспетчерской вышкой.

Мнение экспертов

Джо Островер, главный редактор издания The Air Current

«Система увеличения характеристик маневрирования опускала нос самолета даже тогда, когда он не терял тяги. Пилоты пытались выправить положение, но автоматика более 20 раз не давала этого сделать. Эта система появилась на Boeing 737 в результате перекомпоновки элементов крыла. Впервые ее применили именно в линейке 737 MAX. Boeing 737 MAX 8 катастрофа Эфиопия характеристики маневрирования Система увеличения характеристик маневрирования.

Boeing 737 выпускается уже 40 лет, он стал самым массовым самолетом компании. В новой серии MAX компания нашла способ добиться значительной экономии топлива – на 14%. Для этого конструкторы передвинули вперед новые двигатели, а система увеличения характеристик маневрирования должна была компенсировать появление дополнительной подъемной силы, которая возникает в некоторых режимах полета, фактически нос самолета стал задираться вверх, а хвостовые стабилизаторы опускать его вниз автоматически».

Виктор Заболотский, президент Федерации любителей авиации, заслуженный летчик-испытатель СССР

«Нужно выяснять и выявлять все это в процессе летных испытаний. И вообще-то говоря, летные испытания – они всего-навсего подтверждают те выводы, которые сделали специалисты: инженеры, конструкторы и прочие. Они просто подтверждают, что это безопасно. Но если уж нарываешься на это, то тогда действительно тут целая проблема, значит надо решать, надо выходить из положения, решать, как выйти из этой ситуации.

Были такие случаи. Я знаю, что мои товарищи были на Ту-154, когда был увод стабилизатора, и пришлось очень энергично действовать, и фирме даже немножко пришлось скрывать эту ситуацию. Потому что если бы остановили Ту-154, то остановили бы тогда полстраны по перевозкам. Любая компания пытается выйти из положения с наименьшими потерями. Представляете, какое огромное количество самолетов, во-первых, выпущено. Во-вторых, помимо того, что выпущено, заявки большущие на эти самолеты. Ну и теперь надо выйти из положения как? Надо дать какие-то рекомендации, если это конструктивный недостаток.

Ведь сейчас все самолеты практически с электро-дистанционным управлением работают: сидит пилот, который управляет, правда, штурвал на «Боингах», но все равно он как джойстик, он управляет опосредованно, через компьютер. Человек практически включен в этот контур автоматического управления, он является основным звеном, которое управляет этим самолетом. А компьютер, который установлен на машине, держит весь этот полет в каких-то определенных рамках, он не позволяет выйти на большие углы атаки, он не позволяет вроде бы допустить большое снижение или большую перегрузку. Он просто не даст этого сделать. Но в то же время если где-то закралась ошибка в алгоритме управления, то тут будет все наоборот, потому что в данном случае любая ошибка в программном обеспечении может только усугубить эту ситуацию».

Источник

SHARE
http://risk.today

Добавить комментарий